"Просто сказала, что любит меня..."

Рассказывает: 
Татьяна

Просто сказала, что любит меня

Татьяна: Друзья мои, наркоманы, знали, что я малолетка. Когда-то они зашли в квартиру и увидели, как я, девочка в школьной форме, сижу и делаю себе укол. Зрелище не для слабонервных…

Встретив свою первую любовь, Таня Щербак хотела всюду быть с любимым и во всем ему подражать. Потом оказалось, что этот парень – наркоман. Она хотела быть принятой им и его компанией – и тоже начала употреблять наркотики. Когда Таня сделала себе первый укол, она была простой советской школьницей с пионерским галстуком на груди. Ей тогда едва исполнилось четырнадцать... В 15 лет Таня забеременела, а ее возлюбленного за кражу посадили в тюрьму. Девушка хотела родить ребенка, но из-за страха перед родителями тщательно скрывала беременность.

Т: Когда родители узнали, мама была против: он в тюрьме, мне 15 лет… Они настояли, чтобы я сделала аборт… Я была в глубокой депрессии и с того момента начала колоться уже большими дозами, систематически.

А в восемнадцать Таня попала в тюрьму за кражу... Отбыв срок, она не только не перестала употреблять наркотики, но и занялась их продажей. Тане даже удалось приобщить к наркотикам старшую сестру, которая в то время был беременной.

Т: Сестра родила этого ребенка, когда употребляла наркотики. Ему даже давали снотворное первое время, как только он родился… Вы понимаете: вся семья разрушалась!

За семь лет Таня еще два раза побывала в тюрьме. За это время многие ее приятели умерли от передозировки. Дома Таню уже никто не ждал…

Т: Родные полностью отказались от меня, закрыли передо мной дверь и сказали, чтобы я никогда не возвращалась… Не раз я хотела убить себя, сделать передозировку, но… ничего не получалось.

Когда Таня отбывала третий срок, ее старшая сестра уехала в реабилитационный центр лечиться от наркозависимости. После освобождения, выпросив у родителей денег на дорогу, Таня – больная, с трофическими язвами на ногах – решила поехать к сестре.

Т: В моем разуме началась война, война между белым и черным. Черное говорило: «Встань! У тебя есть день. Найди дозу! Видишь, в каком ты состоянии? Приведи себя в порядок – и потом поедешь!» Вторая, белая половина кричала: «Нет! Если ты сейчас ты это сделаешь – ты умрешь!» Меня словно не существовало… Шла перестрелка, война внутри меня…

Таня встретилась с сестрой, которую когда-то подсадила на иглу. Ждала упреков и обвинений, но услышала совсем другие слова.

Т: Она просто сказала, что любит меня... Знаете, в нашей семье не было заведено говорить слова любви. И когда сестра сказала, что любит, это был для меня шок. Она меня прощала, я ее прощала… Но ведь я ей разбила жизнь! Понимаете? Нелегко было… Было много слез, но было и много радости... Потом пришел директор ребцентра…

Директор: Когда я впервые увидел Татьяну, думал, этой женщине далеко за сорок. Она вся была в язвах, больная… одним словом, наркоманка, конченый человек. Начали за нее молиться…

Т: За меня помолились. Я ожидала ломок и очень этого боялась. Боялась ночи… завтрашнего дня… утра… Но, к моему удивлению, ничего страшного не было – так, легкое недомогание, как у простуженного человека.

За короткое время у Тани затянулись язвы на ногах, и она стала абсолютно здоровой.

Т: Люди не могут эти язвы вылечить годами, а у меня за полтора месяца все затянулось, все восстановилось! Мама все это время не писала мне ни писем, ни записок – она просто передала мне сладости… Прошло немного времени. Я как-то подошла к зеркалу и увидела свои глаза… Они стали другими. В них теперь была жизнь. И я поняла, что во мне живет Бог. И это Он дал мне желание жить. И сражаться за свою жизнь...